Боли и проблемы проектирования элеваторов — о чем говорят практики-элеватористы

Боли проектирования элеваторов
Боли проектирования элеваторов

Современные элеваторе в Украине строят уже более 20 лет, но этот опыт проб и ошибок не спасает от новых просчетов в проектах зернохранилищ. Порой кажется, что между отдельными проектантами и их заказчиками пропасть еще больше, нежели между декабристами и народом. Претензий и пожеланий друг к другу у каждой стороны найдется немало. В этом материале мы публикуем мнение практиков о взаимодействии с проектантами, и о том, какие ошибки в проектах чаще всего сегодня встречаются. Своими болями поделились директор «Элеватор Агро» (компания «Агрейн»Сергей Назаров, директор «Белозаводского элеватора» Сергей Щербань и эксперт по строительству и эксплуатации элеваторов Алексей Скуба.  

Сергей Назаров, директор «Элеватора Агро»:

Сергей Назаров

Чтобы минимизировать ошибки и нестыковки в проектах,  детали нужно обсуждать с заказчиком на этапе выбора площадки и разработки предпроектного решения. Заказчик не всегда до конца понимает, какой элеватор ему нужен, для него главное, чтобы предприятие было с «максимальным функционалом и минимальным бюджетом».  Поэтому я, когда консультирую инвесторов на этапе проектирования, узнаю, какой у них земельный банк, какие культуры собираются выращивать, какие видят перспективы своего бизнеса. Это очень важно учитывать при проектировании.

Например, если человек настроен расширять свой земельный банк или думает о трейдинге, логично учитывать сразу и расширение элеватора. Тогда нужно в проект закладывать запас мощностей по электроэнергии и газу, предусматривать увеличение пропускных возможностей узлов приемки или отгрузки. Заказчику нужен специалист технолог, который будет сопровождать проект от выбора площадки под строительство до сдачи в эксплуатацию, вместе с проектной группой подберет и расставит оборудование, грамотно, компактно расположит объекты на проектируемой территории.

Если говорить о проектантах, они бывают разные. Есть адекватные — они слушают заказчика и пытаются решить его «боли». Они работают в современных проектных программах, используют 3D моделирование, и так далее. А есть специалисты, «застрявшие» на старых типовых решениях и с «типовыми» ошибками, которые кочуют из элеватора на элеватор. Да, сейчас, по сравнению с периодом 10-летней давности, ошибок делают меньше, но они все равно есть. Можно даже выделить своеобразный «хит-парад» этих просчетов.  

В первой пятерке ляпов будет проектирование рабочей башни. Тут есть две крайности в подходах. Одни проектанты сильно перестраховываются и делают металлоемкие конструкции, громоздкие лестничные проемы. Другие наоборот, очень экономят и не делают в рабочей башне нигде запасов — все оборудование впритык, его сложно смонтировать. А если вдруг производители внесут еще какие-то изменения в свое оборудование, то вообще приходится все перестраивать. Особенно это касается размещения самотечного и транспортного оборудования.

Могу сказать, что по металлоемкости рабочей башни наблюдал вилку от 70-100 тонн до 250-300 тонн. В моей практике было два  схожих по мощностям и объёмам хранения проекта. Так вот в одном  рабочая башня была в два раза тяжеловеснее, а на фундамент под силосы там использовали в полтора раза больше бетона.

А вот проектант, который работал на другом объекте, посчитал нагрузку, и предложил более экономный вариант. Мы где-то убрали некоторые площадки рабочей башни, оставили необходимые для обслуживания оборудования, за счет этого уменьшили нагрузку на фундаменты.

К сожалению, проектанты, которые идут нам навстречу — редкость. Многие ссылаются на свои нормы и не хотят ничего пересчитывать. Они отвечают за свои проектные решения, за надежность конструкции и не пытаются вникать в то, как сделать проект менее металлоемким и разумно уменьшить клиенту затраты. Иными словами, просто перестраховываются.

Встречаются ошибки и в компоновке оборудования. Например, на линии приемки устанавливают транспортное оборудование с мощностью 250 т в час, а посередине линии ставят сепаратор, который определенную культуру может очищать только с производительностью 120 или 150 т в час. Получается зауживание маршрута. Следовательно, эту линии невозможно загрузить на 100%. Приходится постоянно работать вполсилы.

Часто встречается проблема, когда к зерносушилке, которая имеет производительность 70 или 100 тонн в час при снятии влаги с 25% до 14%, присоединяют транспортеры производительностью 70-100 тонн в час, не учитывая, что при поступлении зерна  с влажностью 20% производительность будет выше. Таким образом, получаются узкие места в работе элеватора.

Знаю элеватор, где вместо того, чтобы поставить один сепаратор производительностью 150 т в час, установили линию из трех сепараторов мощностью 50 тонн в час. Технологически безграмотный проект.

Бывают проблемы с маршрутными линиями. Их проектируют так, что невозможно одновременно выполнить несколько операций — там или приемка, или отгрузка, или работа с одной культурой.

Особое внимание нужно уделить системе автоматического управления технологическим процессом. Это дорогостоящая статья затрат при строительстве, которая в перспективе упрощает роботу оператора, минимизирует влияние «человеческого фактора», предотвращает аварийные ситуации.

Я считаю, что в плане проектирования и выстраивания правильного технологического процесса нашим проектантам есть еще куда двигаться и чему учиться.

Сергей Щербань, директор «Белозаводского элеватора»:

Сергей Щербань

Тема взаимоотношения заказчиков и проектировщиков очень интересная, потому что в эту коммуникацию привносят свои особенности обе стороны. Начну с заказчиков.

Я выделяю две категории заказчиков. Первые хорошо понимают, какие задачи будут стоять перед элеватором и разбираются в технологическом размещении оборудования. По большому счету, проектант им нужен лишь для того, чтобы имеющееся решение воплотить в чертежах.  

Чаще всего такими системными и грамотными заказчиками являются холдинги. У них отработаны технические решения, поэтому проектанту выдвигают конкретные требования и выдают четкое, расписанное по пунктам техзадание.

Второй тип заказчиков — это люди, которые либо слабо разбираются в элеваторах, либо вообще не понимают, чего они хотят. Бывают случаи, когда заказчик не знает даже, какой объем зерна будет на элеваторе, сколько силосов, какой объем металла ему нужен, и так далее. То есть, проектант должен дать не просто проект, а полную модель бизнеса — какое должно быть предприятие, какие сушилки под эти задачи, какой комплекс дополнительных вопросов. С такими заказчиками проектантам намного сложнее.

Проектантов, как и заказчиков, можно также разделить на два типа. Первая категория — это гибкие адекватные проектанты, которые пытаются понять потребности клиента, особенности площадки, пожелания по компоновке оборудования, и так далее. Если даже они видят, что не совсем вкладываются в стандартные ДБНовские нормы, то ищут решения, как под них адаптироваться. Они не говорят: «Это нереально и незаконно», а ищут выход.

А есть проектанты, которые работают жестко по ДБН, при этом постоянно осаждают заказчика тем, что его «хотелки» выполнить невозможно. Даже если им показываешь рядом стоящий элеватор, построенный по той же схеме, с которой заказчик пришел к проектанту.

Работать со вторым типом проектантов дорого и очень сложно. К тому же кроме возможных дополнительных материальных затрат, можно в результате получить еще и не очень эффективный элеватор.

Есть ряд моментов, которые лично меня настораживает в работе с проектантами. Например, когда ставишь конкретную задачу, скажем, разместить на площадке 10 силосов, а проектировщик начинает «ставить заборы», и не понятно, сможем мы разместить эти силосы или нет. Однозначного ответа они не дают: «Можем, но не совсем можем». Понимай, как хочешь.  

Или, к примеру, заказчик озвучивает «хотелку», проектант говорит — есть риски в узаканивании такого решения, и на вопрос, решаемый ли это риск, не может четко ответить. То есть, он не в состоянии доказать экспертам правильность такого решения, и всю ответственность перекладывает на заказчика, дескать, мы тебя предупредили, а ты думай сам.

Еще один фактор — это цена. На одном и том же проекте у разных организаций она может отличаться в 3-4 раза. Как формируется эта цена, не понятно. Складывается впечатление, что это чисто виденье проектантов, сколько должны стоить их услуги.   

Хочу также остановиться на типичных ошибках проектов.

Самая распространенная ошибка — когда оборудование при монтаже начинает упираться «в потолки или стены», то есть не встраивается в отведенное пространство. Почему так происходит?

Есть две причины. Первая — замена оборудования в процессе строительства элеватора. Чуть поменяли технологию, и меняются нормалии. То есть, уже нужны другие галереи —либо шире, либо уже, либо выше. А все уже смонтировано. Проектанту иногда даже не сообщают об изменениях. Его вызывают разруливать, когда понимают, что уперлись в стену.

Вторая причина — банальные просчеты проектантов. Пример: на автомобилеразгрузчик начали устанавливать автоплатформу, и тут оказалось, что она на полметра «тонет». Начали разбираться и выяснили, что проектант при проектировании не увидел, что внизу должна быть несущая подпорная балка. Он ее не учел. Чтобы ликвидировать этот просчет, пришлось покупать дополнительную балку, которая стоила около 300 тысяч. Это цена ошибки проектанта.  

Неоправданные высоты рабочей башни — еще один частый «ляп» наших проектантов. Приведу реальный пример. На одном из элеваторов норийная вышка «затянула» 45 метров в высоту. Начали разбираться, почему так высоко? Технолог отвечает: «По справочнику клапан такого-то сечения — требует полметра, самотек такой-то длинны — 3 метра». То есть, он идет по старому советскому справочнику и наращивает высоту до небес. Хоть вертолет потом вызывай для монтажа этой рабочей башни.

Технолог-практик таких высот не допустит. Он сбалансирует нормы под реальность. При этом оборудование будет также работоспособно, как и в предыдущей схеме. Но вам не насобирают лишних 3-4 метра высоты.

Хочется также, чтобы проектанты обращали внимание на дороговизну применяемого материала и наличие его на местном рынке. Иначе получаются такие ситуации по металлоконструкциям — проектант считает нагрузку рабочей башни, видит, что эту нагрузку выдерживает конкретная балка. Он поставил ее в проект, упаковал, и все — занимайтесь. Потом когда открываешь этот проект, начинаешь заказывать этот материал, оказывается, что эту балку производят только в Турции, она мало того, что дорогая, ее полтора-два месяца везти надо.

Но проектант не смотрел производителя, он увидел, что в каталоге есть такая балка, она удобная, и ее поставил. Хотя можно из двух наших балок сварить одну, и по характеристикам получится такая же, как турецкая. То есть, ассортимент должен быть адаптирован под местный рынок. Сроки поставки, цена — все это в разы увеличивается при покупке заграничного материала.

Еще для меня дико, когда ставят много вспомогательных рабочих башен — не пытаются занести все в одну точку, а раскидывают по предприятию.  Да, вроде бы логично, что эта операция делается только при отгрузке на вагоны, поэтому ее приближают к вагонам. Но это влечет за собой увеличение металлоемкости проекта, потому что отдельно какую-то инфраструктуру построили вдали от основной башни. И, самое главное, что этим увеличили количество людей — на эту позицию нужно поставить дополнительно человека.

Я склоняюсь к тому, что все надо собирать в одном месте. Это позволит минимизировать количество людей, и унифицировать предприятие в плане технологических операций. Ту же норию, которая в отдельной рабочей башне будет использоваться только на загрузку вагонов можно установить в основной рабочей башне. Мы ее как-то привяжем, она будет выполнять дополнительные функции. Вообще, если на элеваторе сплошной металл, силосов за ними не видно, то это признак не очень хорошей работы проектанта. 

Можно еще долго перечислять ошибки. К сожалению, на современных элеваторах их не становится меньше. Мне кажется даже наоборот, все усугубляется. Когда было 2-3 проектных решения, было легче. Сегодня проектант высыпает на заказчика много вариантов — «на том элеваторе было так, а на другом иначе». И заказчик в погоне за идеальным элеватором, теряется. Начинает на своем предприятии соединять несоединимое. А потом в процессе эксплуатации у всех появляются вопросы. Это тот случай, когда лучшее — враг хорошему.    

Чтобы избежать таких нестыковок и просчетов, советую не отдавать в одни руки строительство, монтаж и оборудование. Иначе вы рискуете получить дорогостоящий проект, который выгоден одной компании. А если у вас проект, поставку оборудования и строительство осуществляют разные организации, соберите их вместе в одном кабинет и послушайте, что они друг другу будут говорить. Вот тогда вы поймете, где у вас какие просчеты, они их друг другу обязательно озвучат, главное, внимательно послушать и сделать выводы.

Алексей Скуба, эксперт по строительству и эксплуатации элеваторов:

Алексей Скуба

Самая большая проблема при разработке проекта на строительство элеватора любой мощности — это отсутствие в проектных учреждениях работников-технологов, которые бы контролировали разработку всех разделов проекта и делали «увязку» всего комплекса оборудования с фундаментами, разработкой металлоконструкций, расположения оборудования с учетом монтажа самотечного оборудования, как труб так и клапанов. Они иногда не понимают, что 350 самотеком — это не «резиновый шланг» — как нарисуешь, так не смонтируешь. Также совершенно не учитывают необходимость установки соответствующих переходов, перестраховываются увеличением высот норий, что приводит к большим перепадам высот, и, соответственно критических моментов схода зерна по самотекам.

Не учитывают, что «хорошее» расположение оборудования на элеваторе не нужно, нужно расположить транспортное оборудование рационально, чтобы были минимально допустимые углы схода продукта. Привязки оборудования (нория-транспортер) должны быть выполнены так, чтобы использовалось минимальное количество «самотечки».

Углы входа в транспортеры должны приближаться к 90°. Длины самотеков должны быть максимально короткие, потому что это не только использование труб, а и повреждение зерна при эксплуатации элеватора в будущем. Подбор транспортного оборудования необходимо делать не из принципа «вся линейка одинакова», а согласно мощности оборудования на маршруте, где оно монтируется с учетом мощностей (очистительные машины, сушилки и т.д.). Если это маршрут отгрузки продукта, то можно предусмотреть транспортное большей мощности.

Расположение оборудования и сооружений на генплане должно быть крайне рациональное и технологически обусловленное с учетом всех служб (пожарных, санитарных и т.д.), с минимальным использованием металлоконструкций и транспортного оборудования.

Большинство проектных организаций вообще не понимают специфику современного электромонтажа и автоматизации производственных процессов, иногда предоставляют такой раздел, по которому можно смонтировать только лампочки «Ильича» в плафонах «желудь», хотя сегодня рынок насколько сделал революционный рывок, что иногда параметры кардинально меняются за пару месяцев. Сегодня на современном элеваторе автоматизировать возможно почти все процессы, от приема продукта до порционной отгрузки, не говоря о контроле работы оборудования.

Большинство технологических вопросов проектные учреждения пытаются прописать в техническом задании на проектирование, а если что-то упустили говорят, что это не было прописано. Если заказчик уже имеет опыт строительства и эксплуатации, то он имеет возможность контролировать все на этапах разработки разделов проекта и своевременно вносить соответствующие изменения перед заказом оборудования и изготовления металлоконструкций. 

Если же приходит заказчик без соответствующего опыта, то при строительстве и дальнейшей эксплуатации возникают существенные вопросы, которые затем могут как задержать само строительство и пуск объекта, так и дальнейшую эксплуатацию. А от своевременного запуска элеватора зависит окупаемость вложенных средств, ну или их замораживания до следующего сезона, если элеватор не успели запустить вовремя.

Из известных мне проектных организаций имеет своего технолога только «Интерпроект». Остальные при необходимости нанимают, даже не вписывая в спецификацию фамилию того, кто оказывал консультацию. И не всегда этот специалист имеет нужный уровень квалификации. Но даже работающие в проектных организациях технологи, зачастую отстают от современности, возможно потому, что не общаются с коллегами, мало бывают на действующих предприятиях и не говорят со службами эксплуатации, не аккумулируют знания в единую базу и не разделяют положительные решения с менее удачными.

Также большая проблема, что проектные учреждения не используют типовые решения, которые уже работают — те, где «велосипед уже ездит». В одинаковых решениях по различным объектам прорисовывают разный конструктив, хотя ГИП должен отслеживать типичность решений.

Вопрос насколько болезненный и сложный, что писать можно очень много. Единственное, что могу сказать в заключение, если у заказчика отсутствуют работники с опытом, которые могут вовремя проконтролировать и внести соответствующие изменения, то в проекте будет много ошибок, которые потом исправить очень сложно, а иногда, как показывает мой опыт и опыт коллег, просто невозможно.

Это было мнение практиков-элеватористов. У проектантов тоже найдется, что сказать о взаимодействии с заказчиками, надеемся на продолжение этой темы на страницах Elevatorist.com.

Инна Воробьева, Elevatorist.com 

Выполнено с помощью Disqus