Стивидоры: до забастовки один шаг

Стивидоры: до забастовки один шаг

Действия правоохранителей по блокированию терминала украинского-швейцарской компании Risoil S.A.в Одесской области вызвали волну недовольств со стороны руководителей стивидорных компаний и участников зернового рынка. В связи с этим более 10 портовых терминалов согласились объявить всеукраинскую забастовку в случае повторения ситуации с прессингом бизнеса со стороны силовиков. О своем решение они рассказали в ходе пресс-конференции, где топ-менеджеры не скупились на выражения. Latifundist.com собрал самые важные месседжи.

Шота Хаджишвили, собственник Risoil S.A., член Совета общественной организации «Бизнес-Варта»

По последнему случаю мы неделю простояли. Три судна не могли загрузить. Более 800 вагонов встало, это миллионы гривен. Более 300 автомобилей развернулись и уехали в другом направлении. Мы неделю не могли ничего оформить, пока не заставили вернуть этот вопрос в правовое поле.

Шота Хаджишвили

По моим оценкам, более 50% экспорта зерновых и до 25% подсолнечного масла уходит «в тень». Чиновники на этом зарабатывают. Но когда им и не удается найти источник этого заработка, то есть ту компанию, которая это «вывозит», они оказывают давление именно на терминалы, останавливают их работу, блокируют таможню. И это вместо того, чтобы арестовать груз, оставить его на ответственное хранение и потом разбираться в судах. Почему это происходит? Потому что ни один чиновник в стране не несет никакой ответственности за свои действия. Сегодня творится такой кавардак, который я не наблюдал за 30 лет своей работы. Полное беззаконие, засилье чиновников, правоохранительных систем, непонятные действия, выстраивающие коррупционную схему во всех отношениях.

В администрации морских портов полный бардак. Терминалы хотели бы продолжать инвестирование. Сегодня немногие в стране имеют финансирование, особенно, западное. Но при таких условиях, которые созданы для бизнеса, а они совершенно не созданы, — это невозможно.

Иван Мирошниченко, народный депутат, председатель Совета «Бизнес-Варта»

Иван Мирошниченко

Что касается «черного» рынка, у нас из 34 млн га сельскохозяйственных угодий официально зарегистрировано около 19-20 млн га. То есть 40% земли находится в тени, а значит, и урожай не официальный. И торговля такая же. Это все «крышуется» ГФС и другими силовыми структурами, которые на этом зарабатывают. Они приходят на предприятие, у которого есть капитал, средства, активы, и начинают, как говорят, «кошмарить» бизнес. Вместо того, чтобы направить имеющиеся у них силы и законы на уничтожение «черного» и «серого» рынков зерна и поставить всех в равные условия.

Дхруба Чаран Панда, глава совета директоров компании «Дельта Вилмар СНГ»

Панда

После «майданов» нам рассказывали сказку, что все будет по-новому. Но то, что происходит сейчас, это старое вино в новых бутылках. Уже прошло 4 года, а мы просто «поменяли шило на мыло». Правоохранители должны заниматься правоохранительной деятельностью, а не бизнесом. Им должны заниматься те люди, которые умеют это делать. Украина говорит о том, что идет в Европу. Но там такого хаоса не происходит.

В данном случае можно было все решить цивилизованно, как в других странах, а не приходить с автоматами. Есть судебное решение — есть инструкция по терминалу. Потому что сегодня не 1991-й год. Сегодня информация о том, что происходит в Киеве, в Одессе, в Украине, разлетается по миру за 3 минуты. Если мы хотим жить по-новому, надо думать и делать по-новому.

Александр Примак, руководитель представительства компании ТИС в г. Киев

Мы хотим сегодня поддержать наших коллег. К сожалению, давление на прозрачных представителей нашей отрасли и систематические попытки дискриминации частного бизнеса, участились. Со своей стороны, мы просим одного: хватит относиться к бизнесу, как к преступникам. Мы работаем по цивилизованным правилам игры. Мы против «маски-шоу», оружия, изъятия документов и запугивания наших сотрудников. Потому что все эти показательные выступления наносят вред имиджу нашей компании, а соответственно, имиджу Украины.

Андрей Ставницер, акционер и учредитель компаний ТИС и «М.В. Карго»

Андрей Ставницер

Мы — огромный рынок. Люди, которые собрались, вложили в страну совокупно больше миллиарда долларов. По-моему, мы заслужили цивилизованного отношения к себе. Без автоматчиков, масок, без запугивания сотрудников, изъятия имущества, блокировки работы офисов и миллионных убытков, за которые никто никогда не извинится, и уж тем более их не возместит.

Владимир Слабовский, операционный директор группы компаний Allseeds

Владимир Слабовский

Нам посчастливилось не иметь таких проблем, как у наших коллег. К нам нет претензий, но есть претензии к импортерам, которые работают с нами. Значит, это непосредственно касается и нас.

Risoil — компания, которая закупает семена подсолнечника на рынке и привозит нам на переработку. Потом через наш терминал отгружает готовую продукцию: масло и шрот. Некоторые считают, что компания незаконно работает на рынке. Мы проверяли их документы. Они «белые и прозрачные». Компания покупает все законно, товар оплачен, платежки есть.

Так как кроме завода мы имеем еще и терминал, мы заказываем суда. У причала становится корабль. И так же, как у коллег, этот груз описывают. Причем, не только его, а и любую продукцию, которая связана с названием этой компании. На слова о том, что это незаконно, никакой реакции нет. При этом тут же идет письмо на таможню, которым не разрешается отгрузка этой продукции на корабли.

И что дальше делать с этим мы не знаем. То есть, как и у наших партнеров, у нас будут простои. При этом суд отказал ГФС в аресте этого имущества. Но таможня не разрешает загружать груз, пока ГФС не отзовет данное письмо. Что с этим делать, как на это реагировать и как объяснять партнерам этот правовой нонсенс, мы не знаем.

Юрий Будник, совладелец терминала «Эвери»

Юрий Будник

На меня в свое время было заведено 70 уголовных дел. Но уголовное дело не имеет ничего общего с виной. Оно просто возбуждено, потому что я крупный, я есть. Зачем гоняться по селам за теми фермерами, которые получают наличные деньги? Правильно, есть, к примеру, Шота или Будник, которые инвестировали сотни миллионов долларов. Давайте его сейчас остановим. А ведь для нас время — деньги. Простой судна — это около $10 тыс. в день. Неделю не грузишься — $70 тыс. или 2 млн грн. ты уже потерял. А ведь ситуация может и затянуться.

Мы уважаем работу правоохранительных структур и готовы с ними сотрудничать. Но объясните нам условия, где бы мы оказались на светлой стороне силы. Предоставьте нам перечень документов, которые нам надо требовать у наших поставщиков. Мы бы смогли их вам показать, чтобы вы поняли, что мы не преступники.

Что сейчас теряет Украина? Представьте, мы зовем в страну швейцарский банк или инвестора. Он знает, что завтра он вложит $200 млн, но придет старший лейтенант с постановлением, и эти $200 млн будут «похоронены». И ты будешь звонить, обращаться к депутатам. Нам надо уже иметь какую-то параллельную власть для защиты нас от нашей родной правоохранительной системы. И может быть, пора ввести какую-то обоюдную ответственность. Потому что мы отвечаем всем своим имуществом, своими судьбами перед государством. А от государства, которое нас обижает и наносит убытки, ты ничего не можешь потребовать.

Вячеслав Кисловский, вице-президент Морской палаты Украины, представитель компании «Трансшип-Сервис»

Вячеслав Кисловский

Государство стоит не на той ступени. Когда за столом сидят главные инвесторы, вкладывающие миллионы в отрасли, и плачут, что их убивает государство, значит, в последнем что-то не так. Если оно допускает наличие 40% внеконтрольной земли и 30% такой же продукции, отправка грузов становится самой болевой точкой. Когда простой суден заканчивается сотнями тысяч убытков, человек не виноват. Виновато государство. Оно должно изменить ситуацию. Что-то должно изменится в стране, или же мы должны ему помочь. У нас единственный рецепт. Только гражданское общество может это все остановить. Нужно менять систему и принимать на себя часть ответственности за происходящее сейчас. И хорошо, что бизнес не молчит и требует изменений, которые помогут все наладить.

Ольга Матвеева, руководитель общественной организации «Бизнес-Варта»

Ольга Матвеева

Сложившаяся ситуация является примером того, что происходит вообще с бизнесом. И в случае повторения подобных происшествий под угрозой, действительно, может оказаться экспорт Украины. Мы сейчас изучаем возможность консолидированных исков в суд для компенсации убытков, которые понесли терминалы. Сейчас мы работаем над юридической и расчетной базой. Такого прецедента у нас еще не было. Еще никто не требовал убытков от государственных чиновников. Но когда государство не защищает инвестора и допускает такие вещи, очень трудно доказать эти убытки в суде. Это уникальная ситуация. Здесь задействованы предприятия, имеющие доказательную базу данных. У них есть статистика за 10-15 лет по уплате налогов, получению прибыли и данных потерях. Это все очень легко считается. Эти цифры не являются эфемерными.

Вячеслав Петрище, глава Группы Allseeds

Может пора всем терминалам объединиться и включить всеобщую забастовку? С перекрытием всего экспорта из страны? Иначе они нас поодиночке передушат с их беспредельными замашками!!! Беспределу стоп!.

Анна Омбоди, Константин Ткаченко, Latifundist.com

Выполнено с помощью Disqus