Работа как в кино: Лаборатория николаевского терминала НИБУЛОНА

Работа как в кино: Лаборатория николаевского терминала НИБУЛОНА

Все мы когда-нибудь да смотрели фильмы, в которых показывают сверхсовременные лаборатории с невероятным количеством непонятных и умных приборов. Сотрудники таких лабораторий ― высококлассные специалисты ― с легкостью справляются с самыми трудными задачами и всегда выходят победителями в любых ситуациях. Современный избалованный зритель часто скептически относится к подобным кадрам ― мол, это просто кино.

Сайт Elevatorist.com со всей ответственностью заявляет: «Подобные лаборатории существуют не только в кино, но и в жизни!» Именно в такой лаборатории мы побывали на николаевском перегрузочном терминале компании «НИБУЛОН». И приглашаем вас, дорогие читатели, стать частью съемочной группы «фильма» о ней. Итак, как говорят киношники ― камера, мотор, начали?

Самый главный на съемочной площадке ― режиссер. В англоязычных странах у него на одежде так и написано: DIRECTOR. Нашими же режиссерами будут хоть не директора, но начальник ПТЛ Людмила Шиян и помощник генерального директора по вопросам качества продукции Галина Прудкая. Именно они и помогут нам познакомиться с лабораторией предприятия.

Людмила Шиян

С чего все начинается

Представьте себе бесконечный поток машин на визировку. С каждой из них нужно взять пробы зерна на анализ качества. Причем отбор проб происходит одновременно с трех машин. За сутки здесь визируется около 600 автомобилей.

Отбор проб

Отбор проб осуществляется с помощью автоматического пробоотборника Intersystems. Зерно по пневмосистеме попадает в три делителя, лаборант получает три объединенные пробы, которые и передаются на последующий анализ.

«Дальше лаборант выделяет пробы на хранение, на среднесуточные, на ГМО и показатель безопасности и т.д. И потом передает пробу для проведения технического анализа. Из навесок по 50-100 грамм, в зависимости от культуры. И еще выделяется проба для карантинной инспекции», ― рассказывает Людмила Шиян.

Визировка

Она объясняет, что проба будет находиться хранении в течение одних суток, следующих за сутками, в которые был проведен анализ ― для решения спорных вопросов с поставщиками, если таковые возникнут.

А вот пробы с экспортных партий, которые отгружаются на терминале на водный транспорт, хранятся в лаборатории от четырех месяцев до полугода, в зависимости от культуры. Для хранения проб здесь есть две отдельные комнаты ― одна для длительного, другая для оперативного.

Международные стандарты

Все, кто хоть раз бывал в лаборатории, знают, что там есть экспресс-анализаторы, которые моментально определяют массовую долю белка и влажность. Конечно же, такие приборы есть и на терминале «НИБУЛОНА». Это всем хорошо знакомые «Инфратеки». Они аттестованы, ежедневно тщательно калибруются под стандартные методы проведения анализов. Проводить такие анализы качества пшеницы и сои сайт Elevatoris.com чуть раньше обучали сотрудники лаборатории МСП «Ника-Тера», за что сейчас мы им бесконечно благодарны !:) Разборка навесок в лаборатории «НИБУЛОНА» также производится стандартно, как и в любой другой. Вот на этом моменте все сходство с большинством других лабораторий и заканчивается.

Наш второй «режиссер» обращает внимание на стоящий у стены прибор непривычного вида. Это делитель зерна производства США. Есть в лаборатории и другие «американцы» ― пурка, рассев для определения докеджа (легкоотделяемых примесей). Этими приборами пользуются представители стран-экспортеров и сюрвейеры во время определения качества согласно USD стандартам при отгрузке экспортных партий зерна на суда. Чаще других контролируют качество зерновых при погрузке египтяне.

Делитель
Рассев
Пурка

«Они могут проверить качество уже здесь, поэтому покупатели на 100% уверены, что оно будет такое же, когда корабль придёт в пункт выгрузки. То есть, египетский комитет находится в лаборатории от начала погрузки судна и до конца, и после всего еще визирует трюмы на каждом теплоходе, и на терминале, и потом еще на рейде», ― объясняет Галина Прудкая.

Галина Прудкая

На терминале даже проводилась программа обмена опытом и совместного обучения украинских и египетских специалистов. Сотрудники лаборатории летали в Египет и проходили там обучающий курс, для того что бы научиться работать по международным стандартам и достичь полного взаимодействия с партнерами при выполнении экспортных контрактов. Нужно ли говорить, что лаборатория терминала аттестована по международному стандарту ISO 17025?

Сотрудница лаборатории

Метод, которому 133 года

А теперь мы войдем в длинный коридор, по обе стороны которого расположены комнаты. Здесь проводится химический анализ зерновых и масличных культур. Что происходит в этих мини-лабораториях, видно хорошо ― их разделяют перегородки из стекла. Видно-то хорошо, но мы постараемся еще и понять, чем же заняты там специалисты.

В первом же лабораторном отсеке нам рассказывают, как определить массовую долю белка в зерне методом Кьельдаля. Нужно сказать, что этот метод был разработан еще в 1883 году датским химиком Иоганном Кьельдалем и впоследствии был назван его именем.

Не знаем, сколько времени отнимал такой анализ 133 года назад, но сейчас в лаборатории «НИБУЛОНА» на него уходит 5 часов, и еще 5 минут ― на титрование. Все дело в оборудовании, здесь для этого анализа приобрели швейцарское.

«В чем его преимущество? А в том, что сразу проводится закладка около 20 образцов и полностью автоматическое титрование», ― объясняет нам лаборант.

«Оооо!», ― восхищаемся мы, но все же просим разъяснений. :)

Подготовка к анализу

Итак, метод определения белка по Кьельдалю основан на реакции окисления белка серной кислотой, в результате которой разрушаются пептидные связи в его молекуле и образуются ионы аммония. Эти ионы в дальнейшем и могут быть проанализированы стандартными методами.

Метод включает в себя несколько основных этапов.

1. Отбор и подготовка проб. Необходимое условие получения точных результатов анализа по Кьельдалю ― тщательная подготовка образцов. Процедура подготовки проб должна обеспечивать гомогенизацию (однородность) образца, т. к. размер частиц в анализируемых пробах не должен превышать 1 мм. Взвешивание образцов для последующего анализа по Къельдалю должно проводиться на аналитических весах с точностью до 0,1 мг. При этом важно знать влажность образца и всегда анализировать или предварительно высушенные образцы, или же образцы с точно установленным содержанием влаги.

2. Мокрое озоление. Самым трудоемким и продолжительным этапом в методе Кьельдаля является стадия мокрого озоления, в результате которого происходит полное сжигание образца в серной кислоте. Скорость озоления и разрушения образца зависят не только от свойств кислоты, но и от температуры обработки. Чем выше температура, тем меньше времени уходит на разложение. При использовании чистой серной кислоты температура озоления ограничивается, в основном, её точкой кипения (338°С), в то время как для полного разложения необходима более высокая температуры, поэтому чистую серную кислоту в этом анализе почти не используют.

В классическом приборе Кьельдаля на каждый грамм образца обычно необходимо 25 мл кислоты и несколько часов для проведения разложения. Основной эксплуатационной проблемой для данной стадии анализа является выделение большого количества ядовитых паров диоксида и триоксида серы. Поэтому прибор, в котором проводится сжигание белка, обязательно работает под мощной вытяжкой.

3. Отгонка с паром. Полученный после стадии разложения прозрачный раствор еще не готов для непосредственного определения в нем аммонийного азота. Для отделения аммонийного азота он переводится в аммиачную форму (добавлением щелочи) и отгоняется с паром на специальных приборах, называемых дистилляторами.

4. Определения содержания аммонийного азота. Результаты по определению белка принято представлять в мг/л аммонийного азота, поэтому метод определения белка по Кьельдалю счасто еще называют методом определения общего азота по Кьельдалю. Пересчет на содержание белка осуществляется по коэффициенту, который в общем случае равен 6.25, но может несколько отличаться для различных типов белка. Перегоняемый с паром аммиак собирается в колбе, в которую предварительно помещают раствор борной или серной кислоты с известной нормальностью. Полученный чистый раствор бората или сульфата аммония может быть оттитрован ― т.е., в нем будет определена масса растворённого вещества (в граммах), содержащаяся в одном миллилитре (см³) раствора.

Приборы для анализа

Определение массовой доли белка в лаборатории «НИБУЛОНА» проводят как по украинским, так и по международным стандартам. По словам Людмилы Шиян, международные стандарты применяются при отгрузке сформированных экспортных партий зерна. Также на предприятии проводят определение жировой доли масличных культур с помощью экстрактора Сокслета.

«У нас полуавтоматический прибор, мы используем ускоренный метод. Так же у нас есть еще автоматический определитель кислотного числа в подсолнечнике методом прессования, а так же титровальная доска. В кабинете есть мельницы для анализа и сушильные шкафы. На данный момент оборудование ― самое лучшее»,― по праву гордится своим местом работы лаборант.

Зачем нужны шарики из теста?

В следующе комнате проводится комплексное определение качества муки, которая может получиться из поставленной на терминал партии зерна. Исследование проводится на альвеографе, приборе родом из Франции, от фирмы Сhopin Technologies. Он определяет следующие показатели качества по параметрам:

  • Параметр Р обозначает упругость теста, то есть его способность противостоять деформации.

  • Параметр L обозначает максимальный объём воздуха, который пузырь теста может удерживать, и указывает на растяжимость теста.

  • Параметр I.e. соответствует индексу эластичности.

  • Параметр W указывает на общую энергию деформации или так называемую хлебопекарную силу муки.

Работа с альвеографом

«В прибор помещается тесто. Под давлением воздуха из него надувается шарик, который в определенный момент лопается. И в это время замеряется максимальное давление, в момент надрыва теста. То есть, вот по этим основным показателям можно сказать, какой хлеб будет выпечен из этой муки. Если W находится в пределах 250 и выше ― такая мука рекомендуется для выпечки хлеба», ― объясняет Людмила Шиян.

Этот показатель также указывает на качественное поражение зерна клопом-черепашкой ― если зерно им не испорчено, то значение W в период послеуборочного дозревания со временем будет улучшаться.

Альвеограф также нуждается в калибровке. Ее проводят ежегодно. Для этого у фирмы-производителя закупаются образцы «сильной» и «слабой» муки, по ним и устанавливается точность работы прибора.

Хлеб родом из детства

В каждом фильме бывают романтические и лирические вставки, иначе смотреть его не так уж интересно. В нашем, к сожалению, романтических моментов не будет. А вот трогающий душу каждого человека, возвращающий в детство, вкусный запах свежеиспеченного хлеба будет! Потому как именно хлеб пекут в лаборатории «НИБУЛОНА», и не какой-нибудь, а самый правильный и настоящий. Чтобы точно знать, годится ли данное зерно для хлебопечения.

«Из сформированной партии зерна отбирается проба весом в 2 кг, очищается от сора и примесей. После чего, через сутки, это зерно размалывается. В зависимости от влажности, добавляется необходимое количество воды. Рецепт самый простой ― дрожжи, сахар, соль, вода и мука. Ничего лишнего, совершенно здоровый хлеб», ― смеются в лаборатории.

Свершенно здоровый хлеб

Как нам рассказывают работники лаборатории, хлебу, который будет испечен из зерна, поврежденного клопом-черепашкой, будет не хватать формоустойчивости, его будет «подрывать».

«Вот в такой вот хлеб, чтобы сделать его красивым, добавляют разрыхлители, и он получается такой весь пушистый в магазинах… Такой хлеб имеет маленький вес и на самом деле он очень вредный для здоровья», ― рассказывает лаборант.

Однажды даже сотрудникам пришлось печь лепешки из сорго, которое экспортировали в Африку. Ну не отправлять же непроверенный продукт! В лаборатории говорят, что лепешки были вкусные. Мы охотно верим, пахнет здесь так, что хочется немедленно сделать то, за что в детстве от мам не один раз нагоняй получали ― укусить свежеиспеченный хлеб за бочок. Но мы уже взрослые и серьезные люди, поэтому воздержались… о чем до сих пор и сожалеем. :) 

Химико-биологический отдел

В каждом фильме про лабораторию обязательно есть опытный руководитель, специалист высокого класса, знающий самые немыслимые тонкости своей работы. Наш «фильм» исключением не станет, знакомьтесь ― Анна Геннадьевна Карая, замначальника ПТЛ по химико-биологическим исследованиям. Именно она и покажет нам химико-биологический отдел лаборатории терминала.

Анна Карая

«С этой части лаборатории у нас начинаются уже глобальные химические исследования. Наша лаборатория аккредитована, и, естественно, мы аттестованы. На какие показатели? Микотоксины, пестициды, токсические элементы, которые еще называют тяжелые металлы, ГМО и радионуклиды. Всё то, что требуется по нашим украинским ДСТУ, и по общим стандартам», ― начинает рассказ Анна Карая.

Микотоксины в лаборатории определяют по двум методам: ИФА, имунноферментному анализу, и более долгому методу жидкостной хроматографии. Здесь для микотоксинов созданы особые условия ― это отсутствие ультрафиолетового излучения и специальный температурный режим.

«Для того чтобы анализ прошёл хорошо и не было никаких отклонений, соблюдается температурный режим», ― объясняет специалист.

Сложные приборы, сотрудники в спецодежде, масках и перчатках ― все это напоминает операционную.

«Операционная у нас везде, потому что у нас методы очень чувствительные, ловят концентрацию в миллионных долях, то есть, ppm, ppb, миллионные в десять в минус девятой, десять в минус шестой», ―подтверждает Анна Карая.

Сотрудник лаборатории

По ее словам, микотоксины ― это такие вещества, которые способны накапливаться по пищевой цепочке. Если зерном, в котором микотоксины содержатся в большом количествое, кормить птицу или животных, то они останутся в мясе. И со временем будут только накапливаться. Дальше по пищевой цепочке, если человек будет есть это мясо, будут накапливаться уже у него. И это может привести не только к болезням, но и к летальному исходу.

«После того, как пробу зерна взяли, изучили, разделили по лабораториям, здесь у нас идёт выделение микотоксинов с помощью экстрагентов. Экстрагенты ― это у нас, как правило, яды ― ацетонитрил, этанол, в общем, вся лаборатория работает с такими веществами, которые лучше не брать в руки», ― говорит Анна Карая.

В лаборатории на хроматографах смогут определить содержание в зерне афлатоксинов, охратоксинов, дезоксиниваленола (ДОН). Для лучшего определения афлотоксинов здесь есть дератизационная приставка, которая позволяет увидеть очень маленькие концентрации токсинов.

На этапе подготовки зерна для анализа на содержание микотоксинов из килограмма зерна получают крошечную ампулу экстракта ― ее-то и отправят потом на ИФА и в хроматограф.

Ампула с экстрактом

«Здесь два миллилитра. Вот из этой ампулы хроматограф может определить, в принципе, много чего, но наша задача определять микотоксины, что есть очень важно и очень опасно для человека», ― объясняет специалист.

Микотоксинов известно более 500 видов, самые опасные из них ― афлотоксины. Случаи с превышением нормы их содержания в зерне на терминале редки ― здесь не принимают зерно, пораженное грибком. А вот в пробах с полей этот микотоксин попадается, особенно в засушливую погоду.

Исследование зерна с помощью жидкостного хроматографа ― процесс долгий и дорогой. Длится он сутки и реагенты для его проведения совсем недешевые. Поэтому его делают только в том случае, если имунноферментный экспресс-метод подтвердит наличие микотоксинов в подозрительной партии зерна.

Пестициды не пройдут

Микотоксины ― отнюдь не единственные вещества, которые представляет серьезную опасность для здоровья человека. От пестицидов вреда не меньше. Но в лаборатории и на них найдут управу.

Управу на пестициды находят методом газовой хроматографии. Для этого на предприятии имеются хроматографы фирмы Agilent Technologies, США. На одном из них определяется жирно-кислотный состав масел и жиров. Он может обнаружить 19 жирных кислот, которые содержатся в маслах, в том числе и эруковую кислоту.

Эруковая кислота не утилизируется ферментной системой млекопитающих и имеют тенденцию накапливаться в различных тканях, что замедляет рост и наступление репродуктивной зрелости организма. Также она вызывает нарушения сердечно-сосудистой системы, инфильтрацию скелетной мускулатуры и миокарда, цирроз печени. В общем, категорически нехорошее и опасное для здоровья вещество.

Второй хроматограф газовый, с его помощью определяют хлоросодержащие и фосфоросодержащие пестициды.

Хроматограф

«Методы селективные, достаточно точные, хорошее очень оборудование, тоже всё автоматизировано, для того, чтобы исключить человеческий фактор. Если мы раньше на хроматографе вкалывали пробу вручную, там была важна скорость, объем и давление, с которым эта проба вводится в прибор, то здесь всё автоматизировано»,― говорит Анна Карая.

Кроме того, в лаборатории также проводят статистическую обработку полученных данных, то есть, делают две-три параллельных пробы из одного образца.

«Просчитывается возврат добавки, сходимость, среднеквадратическое отклонение, то есть, тут всё очень серьезно», ―объясняют нам.

Ампулы в хроматографе

Но любой, даже самый интересный фильм можно безнадежно испортить, если затянуть сюжет. Поэтому наше «кино» решено сделать двухсерийным ― о том, как в лаборатории «НИБУЛОНА» проводят анализ на ГМО, определяют содержание радионуклидов и тяжелых металлов в зерне, мы расскажем во второй «серии». А пока:

Конец 1 серии

Титры:

Автор сценария ― Майя Муха

Камера ― Василий Николаенко, Майя Муха

Выполнено с помощью Disqus