История в лицах: Как строили элеваторы в 70-х в Украине и в Ираке

История в лицах: Как строили элеваторы в 70-х в Украине и Ираке

Сегодня о том, как строились советские монолитные и СОГовые элеваторы, мало кто помнит и знает. Молодое поколение может только лицезреть эти величественные, иногда разрушающиеся от бесхозности, сооружения. А в 70-80 годы прошлого столетия их возведение было почти подвигом и стройкой века. Elevatorist.com выпала огромная честь познакомиться с человеком, который принимал активное участие в строительстве таких зернохранилищ на территории Украины и за границей. Это Виталий Иванович Шкурупий. Прискорбно, но пока готовился материал к выходу, его сердце перестало биться. Остались воспоминания уникального человека.

Вялые элеваторные 60-тые

В 1962 году Виталий Иванович Шкурупий закончил Полтавский инженерно-строительный институт. Его направили работать в Киевскую область. С должности инженера технического отдела в тресте «Укрэлеваторстрой» началась его трудовая биография.

Первый элеватор, который Виталию Ивановичу врезался в память, был Одесский портовый. На тот момент — в 1962 году — это был первый стотысячник.

Виталий Шкурупий

«Я запомнил этот элеватор, потому, что в коридоре треста было очень много фотографий, связанных с его строительством и вводом в эксплуатацию. Этим зернохранилищем очень гордились», — рассказывал бывший строитель.

По его словам, в тот период строили много кукурузных заводов. И не удивительно, ведь шли хрущевские времена, и кукуруза была признана «царицей полей». Элеваторов строили меньше, хотя постепенно начали наращивать мощности.

Технология скользящей опалубки

В 1965 году Виталий Иванович в составе группы инженеров прошел обучение по возведению элеваторов в монолите с помощью скользящей опалубки.

Кто не знает, такую опалубку изготовляют из досок или листовой стали в виде сегмента (полуцилиндра). Опалубка охватывает возводимую конструкцию по наружному и внутреннему периметру. Ее прикрепляют к раме домкрата. После укладки и затвердения бетона опалубку передвигают вверх.

Сразу же после курсов тогда молодого инженера Виталия Шкурупия направили в Запорожье. Работать довелось в строительном управлении, которое называлось стройпоездом. Первый практический опыт по возведению монолитных элеваторов с помощью скользящей опалубки Виталий Иванович прошел в Троянах Запорожской области. Там строили монолитный элеватор высотой 65 м.
Возведение такого здания — беспрерывный процесс. Главное в нем — 100% подготовка. Должна быть смонтирована сама опалубка, обучены рабочие, подготовлены бетонный узел, арматура, 2 электростанции, выполнены армированые каркасы, деревянные закладные. И только тогда начинались сами работы.

Виталий Шкурупий

Рабочие на строительстве таких монолитов трудились круглосуточно в три смены. 1-я и 2-я смены делали возведение, а ночная — подъем. Двигалась опалубка с помощью гидравлики. Каждый качок — подъем конструкции на 2,5 см. В сутки силкорпус максимально поднимался на 3 метра. Если это было рабочее здание, подъем шел медленнее, за сутки наращивали 2 метра. 65 метровый элеватор в Троянах строители возвели за 27 дней.

Ускорение СОГами

В 70-х годах возникла необходимость в стремительном расширении элеваторных мощностей. Так как возведение монолитных сооружений требовало большого количества времени, то параллельно с ними начали строить элеваторы из сборных конструкций, так называемые СОГовые. Первым таким зернохранилищем в Украине стал Жашковский элеватор. Он был экспериментальный. А в Харьковской области одним из первых СОГовых построили зернохранилище в Раково.

Виталий Иванович так объяснил принцип строительства сборного элеватора:

«Сначала делали монолитные нулевые циклы, а дальше шли сборные конструкции, которые привозили из заводов-изготовителей. Тогда это был в основном Беховский стройкомбинат. Силкорпус собирался из трех элементов. Основной — это СОГ. Он расшифровывается как «Сборный Объемный Гладкий». Это квадрат 3х3 м, с толщиною 10 см. Кроме СОГа используются угловые элементы и СПГ — это наружные плоские панели. Надсилосная часть и рабочее здание состояли из колонн, стеновых панелей, плит перекрытия».

Виталий Шкурупий в молодости

Для транспортировки СОГов специально оборудовали железнодорожные платформы так называемыми «вертушками». На них насаживались СОГи.

По словам Виталий Ивановича, возведение СОГовых элеваторов было недешевым удовольствием, но такой способ позволял строить намного быстрее, нежели с помощью скользящей опалубки. Поэтому в 70-е больше строили сборных элеваторов. В тот период возвели «стотысячники» в Полтавской и Днепропетровской областях.

Оборудование на элеваторах было только отечественное. Первое импортное швейцарское появилось в 70-х на мельнице в Киеве на Подоле.

При форс-мажоре спасла… неряшливость рабочих

При строительстве элеваторов случались разные ЧП. К примеру, при возведении монолита самое опасное было остановить процесс, не доведя его до завершения. Такой случай произошел во время строительства элеватора в Троянах. Тогда прошла сильная гроза и повредила ЛЭП, которая обеспечивала стройплощадку элеватора. Электричество подать не могли. Бросились заводить две резервные электростанции, которые были на стройке, — они оказались нерабочими. Выгон стены пришлось остановить на трое суток. За это время бетон затвердел, конструкцию невозможно было сдвинуть с места.

Что было делать? Разбирать все на высоте 20 метров — очень сложно. В этой ситуации спасла, как ни странно, неряшливость рабочих, которые укладывали бетон. По технологии они должны были чистить не только рабочий стол, но и верхнюю часть опалубки, чего не выполняли. Это облегчило процесс запуска домкратов. Рабочие потихоньку с помощью автотранспорта начали шевелить каждый домкрат по отдельности и обстукивать каждую ячейку формы. К концу третьих суток смогли расшевелить форму и пойти дальше. Следы от той остановки так и остались на силкорпусе.

Виталий Шкурупий рассказывает о строительстве

Виталий Иванович рассказывал, что проблемы возникали не только с монолитными силосами, но и с СОГовыми. Строились они быстрее, но с ними возникало больше сложностей.

Во-первых, каркасы СОГов, которые изготавливались на заводах, часто повреждали при перевозке. Конструкции нанизывали на специальные колонны, а во время резкого торможения составов, они трескались.

А, во-вторых, при несоблюдении технических требований при строительстве, элементы СОГов сдвигались один относительного другого, и образовывались выступы — так называемае «юбки». «Юбочный» скандал произошел при возведении элеватора в Умани. Там допустили серьезную ошибку при сборке конструкции, и пришлось демонтировать несколько ярусов силоса. Виталию Ивановичу довелось выезжать на это ЧП и разбираться в ситуации.

Приключения украинца в Ираке

Восемь лет Виталий Иванович Шкурупий провел за границей. 4 года строил элеваторы в Ираке и 4 года — завод в Мадагаскаре. Советский Союз тогда заключал контракты с этими странами на строительство.

Первым был Ирак. Объект, на котором изначально должен был работать молодой специалист, находился в районе военных действий. Об этом Виталий Шкурупий не знал. Его долго не хотели отправлять за границу, но когда все же отпустили в Ирак, пришлось, чтобы не терять время, принимать участие в завершении уже строящегося объекта в Ромади. Строили там элеватор на 10 тыс. т хранения.

После завершения этого элеватора Виталий Ивановича вместе с другими представителями направили в Рабию. Здесь тоже строительство уже было в разгаре. Элеватор находился буквально в полукилометре от Сирийской границы. Вокруг одна пустыня и дом шейха.

Надо сказать, что все элеваторы, которые возводились в Ираке советской стороной, строились из советских же материалов. Цемент, арматуру, металл — все материалы и оборудование на строительство элеваторов в Ираке поставлялось из Союза. Из местных ресурсов использовали только воду, песок и лед в южных регионах. Благо к этому элеватору вела единственная в Ираке железнодорожная ветка.

Советские специалисты жили за 120 км от объекта, и каждый день преодолевали расстояние в 240 км — туда и обратно. После окончания первой очереди этого объекта, Виталий Шкурупий попал в Сулемани. Но и там пробыл недолго. Уже начали завозить из Союза материалы, когда арабы решили строить там элеватор не на 10 тысяч тонн хранения, как планировалось изначально, а с большими мощностями. Советским специалистам поступила команда прекратить строительство на время переработки проекта.

Элеватор в Ираке

Виталию Ивановичу пришлось уехать снова в Рабию, что под Сирией, возводить второй силосный корпус. К этой стройке было усиленное внимание, так как ранее разразился международный технический скандал. На одном из возводимых советской стороной элеваторов обнаружили дефекты — были неаккуратно выполнены колонны надсилосного этажа. Арабы поставили условие — если в Рабии второй силосный корпус будет возведен такого же качества, как возводят свои силосы немцы, значит, советская сторона будет продолжать строить элеваторы по контракту, в обратном случае — специалисты со всем своим оборудованием едут домой. Поэтому всех инженеров сосредоточили на этом объекте. Только главных инженеров там было шестеро. Рабочих нанимали из курдов.

«Мы на объекте находились по 20-22 часа. Жили и спали на стройплощадке. К нам приезжали жены, как на вахту, готовили по неделе еду. Второй силос мы возвели, по-моему, за 14 дней. Это быстро. Были дефекты, но мы их сразу зачищали и заштукатуривали», — рассказывал Виталий Иванович.

Объект под надзором

После Рабии украинского специалиста отправили на юг Ирака. Там нужно было построить элеватор с нуля. Виталий Шкурупий, будучи инженером-строителем, контролировал не только технический процесс. Перед советским представительством он отвечал за всех специалистов и членов их семей, был финансово ответственным. Через него финансировали подрядчиков. Он вспоминал, было сложно.

Но груз ответственности удваивался и даже утраивался из-за иракской стороны. Над советскими строителями стоял усиленный технический контроль арабов. Причем был он «многослойным». Контролирующая группа состояла из «резидента» — человека, как правило, с техническим образованием, здесь эту роль выполнял индус, и «супервайзеров» — надзирателей или контролеров без образования, которые порой не разбирались в тонкостях строительства, к тому же часто менялись. «Супервайзеры» чаще были на строительстве, могли несправедливо найти какие-то придирки и бегали жаловаться «резиденту».

Советские специалисты в Ираке

До Виталия Шкурупия на этом объекте уже были уволены два главных инженера, поэтому в советском представительстве его предупредили — «едешь на выживание». Те специалисты, которых арабы увольняли со стройки, должны были в 24 часа покинуть страну. Хотя, соотечественники, по словам нашего рассказчика, старались своих «припрятать» и оставляли в центральных офисах.

Общаться со всеми, кроме земляков, приходилось через переводчика. Виталий Иванович с теплотой рассказывал, что его правой рукой на 2,5 года стал студент из Баку Фарда Асанов. Дело в том, что до прихода к власти Саддама Хусейна здесь все общались на английском. Он же в 1976 году издал указ о запрете английского и переходе на арабский, который отлично знал Фарда. С помощью своего переводчика Виктор Иванович и сам постепенно овладел языком.

Стройка при +55°C

Жара во время строительства элеватора на юге Ирака доходила до +55°C. Уже в 9-10 утра за металл взяться было невозможно. Он был раскаленный. Поэтому работать начинали с 4 утра. На стройку обязательно поставлялся лед для охлаждения воды для рабочих. Иначе эту температуру невозможно было выдержать.

Под эти особенности климата подбирали вспомогательные материалы и оборудование для строительства. Щиты на скользящей опалубке там были не металлические, а дерево-металлические. То есть металлический каркас с набором деревянной кровли. Но и это не спасало. Жара была такая, что на рабочем полу шла система полива. Были проложены перфорированные трубы, внизу располагалась насосная станция. Насосы сутками качали наверх воду. Вода лилась по наружным и внутренним поверхностям стен и шипела от высокой температуры. Если был перерыв в подаче воды, пересыхал и терял прочность бетон.

Еще одной сложностью, по словам Виталия Ивановича, было то, что вместо башенного крана на этой стройке использовали электролебедки. Почему так было, никто не знал. Поговаривали, что кто-то из советских руководителей либо забыл, либо еще по каким-то другим причинам не привез башенный кран. С лебедками работать было тяжело. Они часто выходили из строя. Сама система выглядела таким образом: наверху, на рабочем поле устанавливались четыре электролебедки, внизу была бункерная часть, тросовая система, подъем наверх.

Стройка

Как ни было сложно, объект закончили и даже испытали под зерновой нагрузкой, но арабы его не принимали. Приезжала комиссия за комиссией, находили разные поводы и не подписывали акты приемки. С объекта постепенно уехали все, и даже переводчик. Как капитан корабля, оставался один Виталий Иванович. Покинуть Ирак он смог лишь, когда стороны договорились, и акт был подписан.

Кстати, в этот «иракский» период были и приятные моменты. Нашему герою довелось даже встретиться со знаменитым путешественником Туром Хейердалом и увидеть его лодку. От этой встречи на память остался автограф путешественника.

Автограф Хийердала

Мадагаскарский период

Кроме Ирака Виталий Шкурупий работал в Мадагаскаре. Там строили небольшую мельницу производительностью 125 тыс. т и силосный корпус в ее составе с мощностью единовременного хранения 20 тыс. т зерна. Как рассказал наш собеседник, были там проблемы с финансированием со стороны принимающей страны, приходилось Виктору Ивановичу также брать на себя множество дополнительных организационных моментов, вплоть до того, что он временно выполнял обязанности консула, пока Советский Союз не открыл свое представительство в этой стране. В 1986 году Виталий Иванович вернулся на родину.

Майя Муха, Инна Воробьева, Elevatorist.com

Выполнено с помощью Disqus