Еще раз о ГПЗКУ. Как покупка стивидорной компании обернулась большим скандалом

Летом 2014 года «Государственная продовольственно-зерновая компания Украины» заявила о готовности приобрести стивидорную компанию в Одессе. ГПЗКУ аргументировали такое решение потребностью расширять перевалочные возможности для выполнения международных договоренностей по экспорту зерна. Выбор пал на «Украинскую национальную стивидорную компанию». Антимонопольный комитет с таким решением согласился и выдал ГПЗКУ разрешение на покупку. Но, уже через месяц, сделкой заинтересовались правоохранительные органы.

Купить ненужное? Почему эксперты не оценили «старания» ГПЗКУ

Практически сразу после заявления Антимонопольного комитета о разрешении на покупку, в прессе появилась информация, ставящая под сомнения прозрачность предстоящей сделки. С одной стороны, учитывая объем зерна, экспортируемый из Одессы, ГПЗКУ действительно нуждалась в доступе к морю. Так, в январе государственная компания отчиталась о рекордном за последние 50 лет миллионе тонн зерна, отгруженном в первом маркетинговом полугодии. Удивительным был выбор стивидора. По мнению экспертов, УНСК — далеко не лучший претендент.

«Формально они (ГПЗКУ) действительно правы. Им действительно нужен выход к морю, чтобы ни с кем не довговариваться и швартовать суда у собственного причала. Это, конечно, было бы удобно. Но если посмотреть на карту одесского порта, то Одесский зерновой терминал ГПЗКУ находится далеко на севере. А причал №14, который они хотели приобрести, находится возле Морского вокзала. Между ними достаточно большое расстояние. И как они собираются наладить доставку зерна — это большой вопрос», — недоумевает консультант ЦТС Андрей Исаев.

http://elevatorist.com/storage/GPZKU/karta.jpg

Вопрос доставки зерна от элеватора к причалу не единственный. Глядя на карту, мы можем убедиться, что расстояние действительно немалое. Если же приблизить изображение, то станет ясна и вторая проблема — расположение причала № 14.

Причал находится фактически в центре города. Рядом Морской вокзал, гостиницы, рестораны. Тут же ходят пассажирские суда. А погрузка зерна — это, как минимум пыль, а, как максимум, серьезное движение грузового транспорта. Наш эксперт, пожелавший остаться неизвестным, заверил, что такое «соседство» невозможно даже по санитарным нормам.

http://elevatorist.com/storage/GPZKU/port%202.jpg

Кроме того, за более чем 10 лет работы на рынке, «Украинская национальная стивидорная компания» не занималась отгрузкой зерна. Профилем УНСК считались изделия из металла. На подобные генеральные грузы и рассчитаны мощности компании.

http://elevatorist.com/storage/GPZKU/Stividornaya%20kompaniya.jpg

По сути, внешне — это обычная площадка с погрузчиками. То есть, если даже ГПЗКУ решит вопросы с расстоянием и местоположением причала, то, сколько средств и времени понадобится на переоборудование? Явно не мало. Исходя из мнения экспертов, можно сделать вывод: минусов для государственной компании в этой сделке явно больше, чем плюсов. Как же объяснить решение о приобретении?

Сбросить неликвид: кому была выгодна продажа УНСК?

Учредителями ООО «Украинская национальная стивидорная компания» называют Юрия Крука и Станислава Яковлева. Первому, депутату Одесского городского совета, принадлежала большая часть — 66,5%. В начале деятельности УНСК приносила своим владельцам стабильный доход. Но с 2008 года объем перевалки снизился почти в 3 раза.

«УНСК, в основном, грузила сталь. Но грузопоток у них постоянно падает потому, что сейчас он в основном ориентирован на Мариуполь и Николаев», — прокомментировал консультант ЦТС Андрей Исаев.

Юрия Крука тут же заподозрили в попытке избавиться от неликвидного предприятия. Цену вопроса эксперты не брались прогнозировать. Оценивая аналогичные сделки прошлых лет, речь могла идти о двух-трех десятках миллионов долларов. Но конкуренты УНСК утверждают, что реальная рыночная цена компании — не более 10 млн гривен. Окончательную стоимость, по которой ГПЗКУ собиралась приобрести стивидор, озвучила пресс-служба СБУ — 15 миллионов долларов. По информации наших источников, на момент, когда в прессе поднялась шумиха по поводу неоправданной сделки, денег Юрий Крук еще не получал.

elevatorist.com/storage/GPZKU/prital%2014.jpg

29 сентября о сделке ГПЗКУ и УНСК снова заговорили. На этот раз поводом стал арест Вячеслава Крука, брата Юрия, и обыск в офисе его компании Capital Times, которая выступала консультантом в сделке. Также обыску подверглись управление Ильичевского порта, которым руководит сам Юрий Крук и дом его отца Юрия Крука-старшего — народного депутата Украины. Семья Крук поспешила заявить о нечестной предвыборной борьбе, ведь арестованный Вячеслав баллотировался в Верховную Раду по 133 округу. Позже он снял свою кандидатуру. Также есть информация, что в конце сентября был задержан и первый руководитель «Государственной продовольственно-зерновой компании Украины» Петр Вовчук.

Генпрокурор Виталий Ярема прокомментировал ситуацию следующим образом: «Должностные лица государственного предприятия вступили в преступный сговор с собственниками указанной компании и кипрского офшора. Фактически перечисление государственных средств на счет кипрской офшорной компании не допущено только благодаря вмешательству правоохранительных органов».

Без комментариев…

По нашим данным следствие продолжается. Дело открыто по статье 191 часть 5 УК Украины (Присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением в особо крупных размерах). Если дело дойдет до суда и вина подсудимых будет доказана, то им грозит тюремный срок от 7 до 12 лет, запрет занимать определенные должности и конфискация имущества.

За время подготовки материала связаться с главными фигурантами дела нам так и не удалось. Юрий Крук на звонки не отвечает. Проигнорировала наш информационный запрос, отосланный месяц назад, и ГПЗКУ, в то время как закон обязывает дать ответ в 5-дневный срок.

Виктория Крят, Elevatorist.com

Выполнено с помощью Disqus