Владимир Клименко: Украине нужно строить вдвое больше элеваторов

Владимир Клименко, президент УЗА

В условиях, осложненных проведением АТО, аннексией Крыма, девальвацией гривны, именно зерновики показали, что способны удержать экономику Украины на плаву. Сегодня экспорт зерна — едва ли не единственное, чем наша страна может похвастаться. При этом зерновикам приходится постоянно сражаться не только с конкурентами на мировом рынке. Коррупция, недостаток финансирования, несовершенство законодательства — вот с чем аграрии сталкиваются каждый день. Это и многое другое мы обсудили с президентом Украинской зерновой ассоциации Владимиром Клименко.

Elevatorist.com: Как повлияли на зерновую логистику события, связанные с Крымом и Донбассом? Смогли ли аграрии оперативно переориентироваться на элеваторы в других регионах?

Владимир Клименко: Возможно, прозвучит самоуверенно, но эта ситуация на перевозку зерна практически никак не повлияла. Крымские порты и раньше были самыми невыгодными из-за расстояния. Туда возили зерно в основном из Луганской и Донецкой областей. В процентном отношении — 7–8% от общей перевалки.

Elevatorist.com: На какие из морских зерновых терминалов увеличилась нагрузка?

Владимир Клименко: Эти объемы с радостью приняли в одесских портах. Сегодня Украина могла бы экспортировать до 45 млн т зерна. Это при хороших условиях, если вагонов достаточно, и прочее. А мы экспортируем до 35 млн т, а то и меньше. Поэтому, запас мощностей у нас есть. Более того, в Николаеве строится новая перевалка: хорошая и современная. В Одессе тоже расширяются. Поэтому, все нормально. План по экспорту украинские зерновики выполняют, несмотря на все сложности.

Владимир Клименко, президент Украинской зерновой ассоциации

Elevatorist.com: Есть ли смысл сегодня увеличивать имеющиеся мощности речных терминалов? Эти терминалы рентабельны?

Владимир Клименко: Пионер в этой области — компания «НИБУЛОН». По словам Алексея Афанасьевича (Вадатурского — ред.), стоимость перевозки речным транспортом в 2 раза дешевле, чем железной дорогой. Пусть даже по времени это немного дольше. Но есть факторы, которые мешают наладить речные перевозки. Во-первых, нужно очистить дно Днепра. Стоимость таких работ — около 30 млн грн, срок — 3 месяца. Уже несколько лет мы с Вадатурским ходим в Министерство инфраструктуры с просьбой подписать разрешение на эти работы. Есть уже и технология, и подрядчик. Но до сих пор это разрешение так и не получили. Вторая причина — это проблемы с «Укрзализныцей».

Владимир Клименко: А если бы всех этих проблем не было, Днепр взял бы на себя половину грузов: и зерно, и металл. В СССР по Днепру перевозили 60 млн т грузов. Сегодня перевозится 4–5 млн т. Такая же проблема на Буге. Там тоже не дают разрешение. Это нормально? Ненормально.

Elevatorist.com: Если с речным транспортом возникают такие проблемы, может лучше перевозить по суше?

Владимир Клименко: У нас и с наземным транспортом все сложно. Что касается железной дороги, катастрофически не хватает вагонов. Последний вагон куплен в 1993 г. Последний вагон-зерновоз построен тогда же. Это же позор! Нам нечем перевозить зерно. Никто не собирается строить вагоны. Заводы, которые должны их строить, стоят. Люди работают в полсмены. Приезжает директор завода: «Товарищи, загрузите работой, делаем самые современные в мире вагоны и зерновозы. Никто не заказывает». Выходим на правительство. Год уже тянется! Они (чиновники — ред.) там сидят и улыбаются, а вагонов нет. Вагонов нет, дороги разбиты, а по Днепру не дают возможности возить. Еще и ввели ограничения на автомобильный транспорт и штрафы от 60 до 80 тыс. грн!

Elevatorist.com: Вы считаете, что в Украине должно расти количество маленьких элеваторов? Что это даст мелким фермерам?

Владимир Клименко: Украине сегодня не хватает элеваторов. Это сказывается на качестве зерна, которым мы торгуем. Что происходит? У нас каждый производитель сеет, что хочет, так как нет хорошей государственной политики в этом вопросе. Дальше, вырастает, допустим, пшеница 3 класса. У одного она соответствует минимальным требованиям ГОСТа, у другого фермера — максимальным. Сдают на элеватор для хранения. Тот, кто вырастил зерно высокого качества, не получает никакой выгоды. А тот, кто вырастил более низкого качества, вроде бы еще и в лучших условия. Ведь в результате и то, и другое зерно — 3 класса. На элеваторе все перемешивается, и получается какой-то средний класс. Зерна даже разного размера, не говоря уже о качестве. Начинаем процесс экспорта. Зерно с разных элеваторов Украины (а их порядка 700), плюс еще автомобилями свозится в портовые элеваторы. Смешивание происходит второй раз. Таким образом, чем Украина торгует? Украина торгует зерном некоторого усредненного качества. Рассчитывать на какие-то бонусы не приходится. Поэтому нам нужно перестроить весь этот процесс.

Владимир Клименко, президент Украинской зерновой ассоциации
Владимир Клименко, президент Украинской зерновой ассоциации
Владимир Клименко, президент Украинской зерновой ассоциации

Elevatorist.com: Не получится ли так, что мелкие и средние фермеры только увеличат свои затраты, построив элеватор, а потом все равно будут вынуждены отвозить зерно для продажи на элеваторы крупных трейдеров?

Владимир Клименко: Давайте посмотрим на пример США. Нам нужно у них учиться, они — мировые лидеры по экспорту зерна. Сколько нужно элеваторных мощностей по их стандартам? Размер годового урожая плюс 15%. Я утверждаю, что в Украине должно быть элеваторных мощностей 80 млн т плюс 15 %. Это то, к чему надо стремиться. Американский фермер хранит зерно в своих небольших, «сигарообразных» элеваторах. Оно там не перемешивается, может полежать и даже повысить класс. Если фермер хочет продать зерно, то везет на большие элеваторы. А они направляют его либо на переработку, либо на экспорт. Там тоже следят за сохранностью, сортностью и качеством.

Elevatorist.com: Существуют ли какие-то программы поддержки фермеров для строительства зернохранилищ?

Владимир Клименко: На сегодняшний день такой программы нет. Но она должна быть. Как минимум нужно возмещать ставку банка, если фермер берет кредит для постройки зернохранилища. Сколько возмещать, надо продумывать. Этим государство поддерживает производителя и подчеркивает свое понимание важности проблемы. Это небольшие деньги, а эффективность очень высокая.

Elevatorist.com: В 2013 году активно шел разговор о кооперативных элеваторах. Эта идея кем-то была воплощена в жизнь? Насколько она эффективна?

Владимир Клименко: Кооперативы работают во Франции и США. Лучшей рекламы и не надо. Что происходит у нас? Во-первых, нет нормальной законодательной базы. Во-вторых, кооперативы не могут работать в условиях тотальной коррупции. Наших фермеров (и больших, и маленьких) объединяли и «доили», как коров. Сейчас пришло время создавать кооперативы. Это очень прогрессивная форма. Кооперативы часто объединяются на базе элеваторов. Это очень хорошая основа. Должна быть льгота для кооперативов, но посильная для государства.

Elevatorist.com: Есть ли поддержка в виде государственных программ для аграриев, желающих построить кооперативный элеватор?

Владимир Клименко: Нет, сейчас такой программы нет. Но, если правительство примет ее, это будет большой помощью аграриям.

Elevatorist.com: 2013–2014 года прошли под знаком активной борьбы с сертификацией элеваторов. Облегчило ли это жизнь элеваторщикам сегодня?

Владимир Клименко: Это очень облегчило жизнь! Благодаря нашей совместной работе был принят соответствующий закон, она была отменена. Больше нет такого понятия, как сертификация элеваторов. Настал конец всем коррупционным схемам, с этим связанным. Раньше ведь за сертификат требовали по 2$ с тонны. «У тебя элеватор на 200 тыс. т? Занеси 200 000$ за сертификат». Нет этого больше. И все вздохнули с облегчением.

Владимир Клименко, президент Украинской зерновой ассоциации

Elevatorist.com: Как отразилось на работе элеваторщиков закрытие Госсельхозинспекции? Будет ли кто-то выполнять функции этого контролирующего органа?

Владимир Клименко: Отлично стало! Любого спросите, Вам скажут: «Просто красота!». В Кабмине подсчитали, что она наносила ущерб в 1 млрд грн. И это все — из кармана сельхозтоваропроизводителя. Потому что все взятки, которые туда отдавались, вычитались из закупочных цен для сельхозтоваропроизводителя. Они уже всех замучили! Их упразднили. Там работали 5,5 тыс. человек. Непонятно, чем занимались. Это карательный аппарат! Госсельхозинспекция должна была быть ликвидирована еще до 1 декабря. Но этого не сделали. Решено было ее реструктуризировать. Новая структура возьмет на себя несколько функций Госсельхозинспекции, которые важны для государства.

Elevatorist.com: По Вашим прогнозам, могут ли в этом году произойти изменения в десятке компаний элеваторных лидеров? Или не предвидится существенного наращивания элеваторных мощностей у каких-либо компаний?

Владимир Клименко: Я думаю, что никаких изменений не будет. Сейчас работают те, кто выжили в очень сложных условиях. Никто свои элеваторы «раздавать» не будет, строить новые — очень дорого. Если только вдруг какая-то из больших компаний не оскандалится, как это произошло с «Мрией». Даже если кто-то задумает продать бизнес, то купить его сможет только такая же крупная компании. И все будет продолжать работать!

Владимир Клименко, президент Украинской зерновой ассоциации

Elevatorist.com: Спасибо за уделенное время и интересную беседу!

Виктория Крят, Elevatorist.com

Выполнено с помощью Disqus