взгляд изнутри
Умный элеватор Кернел
полная автоматизация зерновой логистики
В современном мире технологии совершенствуются молниеносно. Прогресс стал привычным и даже обыденным явлением. Не обошел он стороной и старые элеваторы. Elevatorist.com собственными глазами увидел, как компания «Кернел» превратила «Миргородский участок Полтавское ХПП» в «умный элеватор».
Чем труднее, тем лучше
«Миргородский участок Полтавское ХПП» был построен в 1977 г. В 1996 г. зернохранилище стало частью агрохолдинга «Кернел». Компания вывела его из кризиса и сделала доходным.

«Миргородский участок Полтавское ХПП» — это официальное название предприятия, в компании у него есть «домашнее» короткое имя — Миргородский элеватор. Он являет собой зернохранилище СОГового типа с линией напольных складов. Общая мощность хранения составляет 134,2 тыс. т.

Этот элеватор самый сложный в компании по логистическому потоку. Здесь 7 точек авторазгрузки. Именно из-за такой сложности его и выбрали для внедрения пилотного проекта.

Подробно о проекте нам рассказывали руководитель департамента логистики «Кернел» Александр Мащенко, руководитель Миргородского элеватора Виктор Сосновчик и руководитель IT проектов Логистики Максим Чайка.

Проект превращения обычного элеватора в умный состоял из 3-х частей или подпроектов.
Первая часть
Модернизация всей IT инфраструктуры. Были установлены новые современные компьютеры, серверы, проложены сети и проведены Интернет-каналы.
Вторая часть
Разработка и внедрение новой системы учета «Управление элеватором». Основная его задача — это управление бизнес-процессами: контроль выполнения различных этапов, определение «узких мест», аудируемость действий пользователей и принятых решений должностными лицами, минимизация рисков мошенничества. В рамках этого проекта был разработан новый регламентный количественно-качественный учет. В ходе внедрения были выполнены задачи по реинжинирингу бизнес-процессов и оптимизации документооборота.
Третья часть
Экспериментальный проект «Идентификация автотранспорта и контрольный периметр на предприятии». Для идентификации транспорта была задействована RFID-технология. В точках прохождения процессов установлены RFID-контроллеры и антенны, которые снимают данные с RFID-меток, попавших в их зону приема, и передают эти данные для обработки.
Со специалистами мы пройдем весь путь зерна по элеватору — от приемки до отгрузки, и попробуем разобраться, как ведет учет умный элеватор.
Пропуск на элеватор
Идентификация автотранспорта и контрольный периметр
В пик сезона на Миргородском элеваторе в день принимают более 150 машин с зерном. На каждую машину, которая въезжает в ворота элеватора, закрепляют RFID-метку — наклейку с электронным чипом внутри.

Каждая такая наклейка уникальна, как отпечаток пальца или сетчатка глаза у человека. Она дает возможность четко идентифицировать транспортное средство. В отличие от идентификации транспорта с помощью системы распознавания транспортных номеров, которую можно запросто обойти подменой номера на машине, систему идентификации на Миргородском элеваторе обмануть не так просто — наклейку нельзя снять и переместить на стекло другого авто, т.к. метка разрушается при отклеивании.

Регистратор с помощью специального устройства считывает данные с этой наклейки и «привязывает» их в компьютерной программе «Управление элеватором» к определенному транспортному средству. Так происходит активация.
После того, как активный идентификатор присвоен транспортному средству, появляется возможность зарегистрировать ТТН с этим авто в программе и стартовать процесс приемки и/или отгрузки.

С этого момента RFID-метка для автомобиля становится первичным пропуском для выполнения процессов на всех его этапах. Она выдается на транспортное средство один раз. В случаях, когда нужно для этого же авто выдать новую метку, происходит деактивация старой метки в программе с указанием причины. Только после этого появляется возможность активировать новую метку для данного авто.
Считывание данных с идентификаторов происходит постоянно, когда автомобиль с меткой попадает в зону действия активной антенны. Система учета позволяет определить, на каком этапе бизнес-процесса сейчас находится тот или другой зерновоз, и сколько и на каких этапах было зерновозов в любой момент времени.
Пользователи программ с разными бизнес-ролями (операторы весов, регистраторы, пробоотборщики, лаборанты) выполняют свои функции с помощью задач, которые отображаются на их рабочем столе. Порядок отображения задач и контроль их выполнения настраиваются архитекторами процессов в программе «Управление элеватором».

Если не выполнена задача предыдущей ролью, для пользователя с последующей ролью задача не отобразится. Например, пока лаборатория не выполнит задачу по проведению анализа качества и не разрешит выгрузку, задача у оператора весов по определению массы брутто не появится.

Таким образом один человек не может взять и провести в системе учета операцию приемки или отгрузки. Операция попадает в учет после выполнения всех задач бизнес-процесса разными пользователями.

Каждый пользователь, выполняя свою функцию, наполняет эту операцию своими данными. Риск сговора должностных лиц и проведения нетоварной операции при таком методе ввода данных в учетную систему значительно снижается.
Пробы инкогнито
По словам Александра Мащенко, на Миргородском элеваторе сделали качественную визировку. Здесь установлены 2 автоматических пробоотборника Rakoraf со встроенным делителем проб.

На этапе визировки установлены антенны для каждого места отбора проб. Система идентифицирует машину и проверяет, что по этой машине есть, и что согласно бизнес-процессу, это авто должно быть на этапе визировки.

Если эти условия выполняются, то отображается задача у пробоотборщика с указанием мест отбора проб, где произошла идентификация. При этом пробоотборщику совершенно не нужно знать, что за автомобиль он отбирает, кому принадлежит и т.п. Все это уже зафиксировано в системе. Его задача отобрать пробу и передать ее со штрих-кодом, сгенерированным системой при завершении задачи.

После этого задача по проведению анализа отобразится у лаборанта. Он откроет ее с помощью считывания того же штрих-кода пробы.
«Раньше водители поднимались в лабораторию с ТТН, для того чтобы лаборатория поставила на ТТН штамп с качеством и местом выгрузки. С этим связано много рисков. Мы отказались от этого штампа, и запретили посторонним входить в лабораторию, когда отбираются пробы. Теоретически специалист, который проводит анализ качества, не должен знать, чья это проба — это и есть принцип обезличивания. Конечно, не на многих объектах возможно выдерживать этот принцип, и Миргородский элеватор не исключение. Но в логике системы учета мы его выдерживаем», — говорит Александр Мащенко.
Раньше водители поднимались в лабораторию с ТТН, для того чтобы лаборатория поставила на ТТН штамп с качеством и местом выгрузки. С этим связано много рисков. Мы отказались от этого штампа, и запретили посторонним входить в лабораторию, когда отбираются пробы. Теоретически специалист, который проводит анализ качества, не должен знать, чья это проба — это и есть принцип обезличивания. Конечно, не на многих объектах возможно выдерживать этот принцип, и Миргородский элеватор не исключение. Но в логике системы учета мы его выдерживаем,
— говорит Александр Мащенко.
Живую коммуникацию между водителем и лаборантом на Миргородском элеваторе заменила новая система учета. Сообщения о результатах лабораторного анализа зерна водитель получает на свой телефон с помощью СМС-оповещения или по Viber, Telegram, Facebook Messenger. Система автоматически отправляет уведомление при выполнении задачи лаборантом.
«В зависимости от сезона на предприятии задействуются различные схемы логистических потоков. В пик приемки визировка работает только на въезд. В более спокойное время задействуется реверсная схема. Бывает, что задействуем схему с потоками в разные стороны: один на въезд, другой на выезд», — вступает в разговор Виктор Сосновчик.
В зависимости от сезона на предприятии задействуются различные схемы логистических потоков. В пик приемки визировка работает только на въезд. В более спокойное время задействуется реверсная схема. Бывает, что задействуем схему с потоками в разные стороны: один на въезд, другой на выезд,
— вступает в разговор Виктор Сосновчик.
Логистические потоки регулируются с помощью светофоров, которые также интегрированы в новую систему учета. В некоторых случаях светофоры срабатывают после выполнения задачи, а в некоторых — автоматически, к примеру, после съезда автомобиля с весов.
После выполнения определенных задач или съезда автомобиля с весов, задействуются схемы по умолчанию. Установка нужной схемы выполняется пользователям в программе «Управление элеватором».
Виктор Сосновчик добавляет, что на элеваторе при приеме зерна ограничиваются экспресс-анализами. Клейковину отмывают только у первых партий пшеницы, которые идут с одного поля. Полное исследование качества проводится по среднесуточной пробе. Это все существенно увеличивает оборачиваемость автотранспорта, что в сезон просто бесценно.
Smart-весовая и
контрольный периметр
Цель проекта «Контрольный периметр» — минимизировать риски мошенничества и хищения. Идея состоит в том, что въехать на производственный участок и выехать из него можно только через весовую платформу. Такой производственный участок условно называется «контрольный периметр».

При условии, когда данные с весового процессора передаются в систему автономно и постоянно, можно говорить о контроле над всем потоком транспорта в/из контрольного периметра.
«Весовые платформы Миргородского элеватора подключены к системе по технологии IoT с помощью мини-компьютера Raspberry Pi 3 — как умный дом. На каждой платформе установлена RFID-система. При изменении веса происходит обработка и сопоставление данных в учетной системе. Мы фиксируем различные контрольные события, такие как: проезд автомобиля без отражения операции взвешивания в системе, проезд автомобиля без метки и/или с неактивной меткой, нарушение хода выполнения бизнес-процесса или его целостности. Если идентификация проходит успешно, и нет нарушения этапов процесса, у оператора весов появляется задача по взвешиванию. При этом система идентификации уже определила весовую платформу и пользователю остается провести взвешивание», — говорит Максим Чайка.
Весовые платформы Миргородского элеватора подключены к системе по технологии IoT с помощью мини-компьютера Raspberry Pi 3 — как умный дом. На каждой платформе установлена RFID-система. При изменении веса происходит обработка и сопоставление данных в учетной системе. Мы фиксируем различные контрольные события, такие как: проезд автомобиля без отражения операции взвешивания в системе, проезд автомобиля без метки и/или с неактивной меткой, нарушение хода выполнения бизнес-процесса или его целостности. Если идентификация проходит успешно, и нет нарушения этапов процесса, у оператора весов появляется задача по взвешиванию. При этом система идентификации уже определила весовую платформу и пользователю остается провести взвешивание,
— говорит Максим Чайка.
По его словам, в Raspberry Pi 3 «прошита» логика взвешивания и всех необходимых контролей: пересечение ИК датчиков; стабильность значения весов; запрет повторного применения значения веса для другой операции, если не было съезда автомобиля с весов; взаимодействие со светофорами и системой видеонаблюдения и т.п.

Фактически взвешивание можно производить автономно или удаленно с любой точки планеты, где есть доступ к Интернету.

Система идентификации считывает данные RFID-метки и самостоятельно определяет, на каких весах какой автомобиль находится.

На весовой мы встречаемся с оператором весов Валентиной Демченко.
«Я открываю задачу и нажимаю кнопку «взвесить». Показатели весов фиксируются в ТТН. После этого я направляю автомобиль на выгрузку или, после выдачи документов, на выезд. Изменить данные о взвешивании я не могу. Раньше нам приходилось вводить данные в печатную форму ТТН вручную. Сейчас доступа для такого редактирования нет, все формируется без нашего участия. Нам нужно только распечатать документы и передать их водителю», — рассказывает Валентина Демченко.
Я открываю задачу и нажимаю кнопку «взвесить». Показатели весов фиксируются в ТТН. После этого я направляю автомобиль на выгрузку или, после выдачи документов, на выезд. Изменить данные о взвешивании я не могу. Раньше нам приходилось вводить данные в печатную форму ТТН вручную. Сейчас доступа для такого редактирования нет, все формируется без нашего участия. Нам нужно только распечатать документы и передать их водителю,
— рассказывает Валентина Демченко.
Однако, высокий уровень автоматизации процессов не оставит весовщиков без работы. Да и, по словам Александра Мащенко, такой задачи никто перед собой не ставил.

Следующий важный этап проекта — внедрение силосного учета.
На таких элеваторах нет датчиков наполнения силосов, нет АСУ ТП. А эта информация нужна для управленческого учета, и данные нужно будет кому-то вводить в программу. Так что у операторов весов работы будет предостаточно,
— подтверждает Максим Чайка.
При внедрении контрольного периметра с RFID-идентификацией мы «набили много шишек». Мы не смогли найти экспертов в этой области. Сейчас уже знаем, каким должен быть монтаж, какое RFID оборудование задействовать, а какое нет. Этот опыт нам поможет в масштабировании этой технологии на других объектах «Кернел»,
— говорит Александр Мащенко.
Ускоренная отгрузка зерна
Новая система учета дает возможность в любой момент увидеть срез работы предприятия — сколько автомобилей находится на территории. Помимо контроля и безопасности, проект дал элеватору новую скорость работы.
Любой сотрудник может посмотреть систему учета и узнать, сколько сейчас идет машин на весовую, какие это машины и с чем они едут. Автомобиль сразу же будет направлен к той завальной яме, которая принимает именно эту культуру или класс зерна. В программу «Управление элеватором» интегрирована система видеонаблюдения. Теперь СВН доступно всем пользователям программы, а не только охране. Каждый сотрудник может настроить себе дашборд с видео, которое поможет ему выполнять его функцию,
─ объясняет руководитель проекта.
Поскольку элеватор способен одновременно принимать 4 различные культуры и столько же отгружать, это дает большое преимущество в скорости. За сутки на Миргородском элеваторе могут отгрузить 54 вагона — полный маршрут.

Исполнители проекта ввели новшества в регламент отгрузки и переоформления зерна поклажедателям, чье зерно занимает треть от всего объема хранения. Усовершенствовали документооборот.
Нам нужно было оптимизировать документооборот, чтобы оформлять клиентов, если не мгновенно, то максимум за 15 минут. Оформление операций отгрузки и переоформления «положены» на процесс с выполнением задач так же, как и операции отгрузки/приемки,
— говорит Максим Чайка.
По регламенту приказ на отгрузку действителен сутки, если по нему производились операции. Если клиент в течение суток не успевает подать необходимое количество транспорта, то приказ аннулируется. На следующий день ему потребуется новый приказ, а это новая процедура оформления.

Эту процедуру на предприятии изменили. Приказ теперь оформляется на 5 или более дней. Клиенту необходимо просто заранее уведомить о предстоящей операции отгрузки или переоформления.
Раньше для утверждения приказа нужно было звонить в лабораторию и просить определить качество отгружаемого зерна. Сейчас бухгалтер в программе стартует процесс «Утверждение приказа». В лаборатории на экране компьютера тут же появляется задача. Лаборант вносит качество по приказу. Бухгалтеру возвращается уже рассчитанный акт-расчет и/или проведенный лабораторный анализ. Бухгалтер утверждает приказ. Автоматически отправляется e-mail уведомление директору, начальнику охраны, начальнику ПТЛ и старшему мастеру с информацией по приказу. Пользователь понимает, если у него отображается невыполненная задача, значит, от него зависит дальнейший ход процесса. Мы выработали новый принцип организации процессов — принцип «глухаря». Вот представьте, все по какому-то стечению обстоятельств потеряли слух, и такая досада никак не повлияла на выполнение процессов. Вижу — выполняю!
— продолжает объяснения Максим Чайка.
Не просто технологии
Внедрение пилотного проекта на Миргородском элеваторе было начато в мае 2015 года. На его реализацию ушел год. После окончания пилота, потребовался еще год на внедрение новой системы учета на других элеваторах «Кернел».
Специалисты очень много времени провели в Миргороде, практически, там поселились. Максим смог собрать сильную команду из разных служб и синхронизировать их в совместной работе. Благодаря системному подходу и упорной работе всех членов команды, мы в рекордные сроки завершили внедрение на всех элеваторах Кернел,
— рассказывает Александр Мащенко.
Следует сказать, что это было непросто. Многие объекты имели свою типологию процессов — это разные последовательности этапов и задач. Где-то визировка за территорией до въезда, где-то ж-д весовая на станции. Признаться, мы не были готовы. В начале сезона ранних зерновых мы в срочном порядке запустились на топовых элеваторах. И мы познали дзен — там не то, там не так, а «треба так», а «так не треба». Мы обновляли конфигурацию ежедневно по несколько раз. Уши горели, телефоны разрывались, обращения пользователей поступали ежеминутно. Жалобы, скандалы… Если это и сказка, то не очень веселая, но все-таки со счастливым концом. Сейчас, чтобы автоматизировать любой процесс на объекте, нам нужно минимум усилий. Последние объекты мы уже внедряли за два дня. Получилось создать конвейер. И хотелось бы высказать благодарность коллегам, с которыми пришлось познать диалектику и разбить немало горшков. Мы стали сильнее и мудрее.
Мы сделали это!
— не успокоить Чайку.
Успех проекта во многом зависел от того, что со стороны заказчика всегда поступали четкие бизнес-требования к разработке. Заказчик с легкостью принимал предложения по использованию новейших технологий для автоматизации бизнеса, доверял нам и принимал эти риски. В результате — это, возможно, «ПриватБанк» среди элеваторов в Украине,
— отметил Игорь Нешик, руководитель разработки со стороны подрядчика.
Весь проект достаточно дорогостоящий — на его внедрение на всех элеваторах компании в бюджет было заложено
$1,5 млн.

На пилотный проект в Миргороде израсходовали порядка $100 тыс. Частично проект финансировался самим элеватором.

Сейчас система учета «Кернел» объединяет в себе 37 элеваторов. Все данные с этих предприятий сливаются в единую базу он-лайн. Руководство в любой момент может отследить рост доходности любого элеватора от предоставляемых услуг — сушки, очистки, хранения. Учетная система дает возможность эффективно управлять предприятиями, видеть все их «узкие места».

Новая система добавила оборачиваемости Миргородскому элеватору. В нынешнем МГ зернохранилище приняло 324 тыс. т зерновых. Весь этот объем уже практически отгружен. Осталось лишь 3 тыс. т кукурузы и около 1 тыс. т подсолнечника.

Элеватор также занял первое место среди всех хранилищ «Кернел» по приемке зерна от третьих лиц ─ в прошлом году его здесь приняли 138 тыс. т.

Уже после того, как пилот был внедрен на Миргородском элеваторе, в компании запустили еще один проект, связанный с информационными системами. В «Кернел» разработали систему, которая позволила отказаться от бумажных ТТН и наблюдать онлайн за отправками груза с полей.
Контролер в поле кодирует NFC-карточку, на которую записывает данные (вместо бумажной ТТН). Эти данные при заезде машины на элеватор считываются и сразу же попадают в систему учета. Получается полная проводка зерна — от поля и до силоса на зернохранилище,
— продолжает удивлять Александр Мащенко.
По его словам, эти два проекта довольно быстро были интегрированы, их история — история успешных IT-проектов в аграрной сфере.

Новая система учета способна к самообучению. Уже сейчас она может составить алгоритм поведения каждого автомобиля, который приезжает на элеватор. И если, к примеру, после выгрузки останется немного зерна в кузове, — система определит это как «неправильное поведение» и даст команду проверить машину.

В рамках этой программы разработчики пытаются даже воспитывать робота, который сам сможет определять, например, пустой или полный кузов у автомобиля.
Это и есть когнитивная система. Мы связываем с ней свою базу данных учета, для того, чтобы ее потихоньку обучать. Но это пока лабораторные эксперименты,
— говорит Александр Мащенко.
Максим Чайка подтверждает, что работы предстоит еще немало. В планах — внедрение силосного учета, создание рабочего кабинета клиента, разработка ботов для коммуникации с клиентом, передачи данных и управления процессами.
Этот проект своего рода просто миссия. Если на всех украинских элеваторах оптимизировать процессы с помощью подобных систем учета, объединить их в единую бизнес-сеть, разработать правильные KPI, делиться инновациями и идеями, тогда элеваторный бизнес станет более прозрачным и управляемым,
— уверен Максим Чайка.
Выполнено с помощью Disqus